Отношения и Здоровье

Разное

Буддизм и психология

Буддизм и психология

Веками йоги и буддийские монахи учили человечество простой истине: «о чем ты думаешь, тем ты и становишься». Теперь это стало признанным психологическим фактом: ум становится похожим на объект своих размышлений. Многие эксперименты показали, что наше сознание склонно сливаться или отождествляться с любым предметом, на котором в течение достаточного времени было сфокусировано его внимание. В этом ключе давно не секрет, что буддийские мантры имеют положительное влияние на энергетическом уровне. Итак, рассмотрим психологические процессы, происходящие с человеком при медитации и повторении мантр.

Кратко о буддизме

В переводе со санскрита буддизм означает — «Учение Просветленного». Буддизм является одной из древнейших известных нам религиозно-философских учений, ставшей впоследствии одной из мировых религий. Буддизм возник на Востоке задолго до рождения Иисуса Христа — в середине первого тысячелетия до нашей эры.



Основателем буддизма является принц Сиддхартха Гаутама, ставший Буддой Шакьямуни после того, как ввел в наш мир великую науку о сознании. Сам Гаутама Будда открыл пути к просветлению с помощью созерцания, медитации. «Не принимайте мое учение просто из веры или из уважения ко мне. Подобно, тому, как купец на базаре при покупке золота проверяет его: нагревает, плавит, режет — чтобы убедиться в его подлинности, так же проверяйте и мое учение, и только убедившись в его истинности, принимайте его!». Это говорит о том, что в отличие от иных мировых религий, здесь не обязательно слепо следовать догмам, а необходимо самому ощутить и само соприкоснуться к истине.

Главной целью буддизма является прекращение страданий, которые порождаются желаниями человека, его страстями, прихотями, целями, невежеством, эгоизмом. От страданий каждый может освободиться, сперва освободившись от страстей, отказавшись от материальных ценностей.



Смысл жизни буддиста — достижение Нирваны, увидев просветление, пробудиться, поведав правильное понимание жизни, такой, какой она есть на самом деле, в этой и каждой последующей жизни, с самого начала, жизнь за жизнью. Этого можно добиться медитациями (методы совокупности как духовного, так и физического самосовершенствования), концентрации внимания, множественными самоограничениями. Желание, каждого буддиста заключается в том, чтобы постигнуть шуньяты, прекратить жизнь после смерти, достигнуть высшего спокойствия пустоты.

Буддизм и психология

Истоки медитативных практик восходят в седую древность ведической культуры Индии. Но наиболее глубокое развитие они получили в буддизме и индуизме. Буддисты в целях отвлечения от суеты этого бренного мира (сансары) и страданий, вызванных привязанностью к нему, а также для дисциплинирования ума и концентрации внимания на трансцендентальных объектах разработали множество практик работы с сознанием и его измененными формами, а также ввели понятия, описывающие эти состояния. Сознание индусы трактовали широко, относя к нему и восприятие, и мышление, и память.



Эмпирическое изучение сознания и его измененных форм, широкое использование психотехник практиковалось в индуизме и практике йогов, а предположительно начиная с V—IV в. до н.э., в буддизме. Эти практики и их «теоретическая часть» тщательно описывались в форме сутр — текстов, пересказанных со слов Будды его ближайшими учениками.

В рамках психотехнического опыта буддизма разработаны эффективные методы психотренинга и психической саморегуляции. Буддизм утверждает, что каждый человек в потенции способен перейти от состояния страдания к состоянию полной безмятежности, высшего покоя, глубокой мудрости, причем путем собственных волевых усилий и практических действий. Поэтому центральное место в буддийской концепции спасения от мирских заблуждений и страданий заняло учение о достижении состояния просветления или пробуждения, которое стало высшей целью всех буддийских школ.

Буддизм в современной психологии стал очень полезным и практичным источник для эффективного лечения различных психических заболеваний.



Медитация, мантры и психология

В тантрическом буддизме, распространенном в первую очередь в Тибете и распространяющемся тибетскими учителями по всему миру, медитативные практики сопровождаются мантрами и мудрами. Мантрами называют звуковые символы (например, ОМ МАНИ ПАДМЕ ХУНГ — мантра Авалокитешвары или ОМ МУНИ МУНИ МАХА МУНИЕ СУУХА — мантра Будды Шакьямуни), имеющие сакральный смысл. Сами по себе мантры могут не иметь конкретных вербальных значений, но характер звукового паттерна в силу «звукового символизма» создает некоторый эмоциональный настрой (коннотативное значение). Ритмический повтор, напевность мантр, подобно музыке, создают настроение, возвышают дух медитирующего. Кроме того, длительное повторение одного и того же слога останавливает поток вербального сознания, вербальных ассоциаций и способствует яркой визуализации.



На примере мантр стоит отметить существенное различие таких форм измененного состояния сознания, как медитация и молитва. Мантры («слова» медитации) максимально десемантизированы. Ничто не должно потревожить зеркальную гладь медитативного покоя, никакая эмоция не должна вызвать волнение этого вселенского состояния (как говорится, «ничего личного»). Как чистое горное озеро, состояние медитации отражает бездонную глубину неба. Сознание человека резонансно безличному Абсолюту.

Так, интересно, что в гипнотических сеансах концентрация внимания ведет к остановке потока сознания, и пациент, как правило, воспринимает однородное гомогенно окрашенное пространство, цвет которого, очевидно, определяется эмоциональным состоянием пациента.

Иллюзорность «я» в Буддизме

Идея иллюзорности «я» производит огромный психотерапевтический эффект. В психоанализе эффект вытесненного в бессознательное травмирующего переживания снимается путем его осознания и переосмысления. Буддизм в концепции «анатта» идет еще дальше психоанализа, снимая эффект страдания просто за отсутствием адресата. «Я» как временное мимолетное сочетание дхарм (элементов сознания) просто не несет тягот прошлого за спиной. Осознание иллюзорности «я» снимает проблему личного страдания, замещая ее состраданием ко всем существам — людям, животным, богам, духам и т.д. На место «я» (Эго) буддизм ставит Единое Сущее (единство всех живых существ).



Медитация через концентрацию внимания, через многократное повторение мантр останавливает «поток сознания», прерывая процесс вербальной категоризации. Категоризация позволяет человеку использовать кристаллизованный в значениях опыт человечества, опыт предков. Но опыт, обогащая, одновременно ограничивает.

«Границы моего языка определяют границы моего мира», — писал Л. Витгенштейн. Медитация снимает (на время, конечно, для человека, не достигшего уровня сознания бодхисатвы) все возможные формы категоризации, в том числе и категоризацию собственного «я».

Процесс медитации изменяет формы категоризации мира и себя, раздвигает границы идентичности, в пределе вообще снимая какие-либо формы категоризации. В пределе декатегоризация ведет к восприятию пустоты (шуньяты), а состояние измененного (т.е. лишенного категоризации) сознания — к нирване. При этом нирвана есть не тупое созерцание беспредметного «ничто», а полный блаженства эмоциональный аккорд, лишенный, впрочем, какого-либо чувственного начала. Это чувство единства со всем миром живого и неживого, миром, в котором нет и индивидуального сознания. Сознание как светлый поток, впадая в безбрежный океан, становится частью Единого.

Резюме

Сознание буддиста, лишенное двойственности и каких-либо форм категоризации, раскрывается как беспредельный покой и свобода, свобода от кармических перевоплощений и освобождение от колеса сансары.

В заключении хотим привести слова его святейшества Ламы Оле Нидала:

«И психология, и буддизм меняют людей. Но психология работает в рамках повседневной, обусловленной жизни, а буддизм преодолевает двойственность, показывая сущность ума — вневременную и несозданную… Можно сказать, что психология лишь делает цепи, которые нас сковывают, золотыми, тогда как буддийская практика освобождает нас от них».



Вилоева Мария

Похожие посты

Читайте Также x